«Преступление и наказание»

1. Расскажите, как изменялся авторский замысел в ходе работы над романом «Преступление и наказание». Какие события общественной жизни России 1860-х годов повлияли на создание этого произведения?

Замысел произведения возник на каторге (Достоевский писал об этом в письме 1859 года — из ссылки брату). Это должен был быть роман-исповедь. Но роман не был начат. За шесть лет Достоевский написал роман «Униженные и оскорбленные», «Записки из Мертвого дома», «Записки из подполья». Основные темы этих произведений — тема бедных людей, тема бунта, тема героя-индивидуалиста. Эти темы синтезировались в «Преступлении и наказании». 8 июня 1865 года Достоевский пишет издателю А. Краевско-му. Он просит денег и предлагает свой новый роман для журнала «Отечественные записки»: «Роман мой называется «Пьяненькие» и будет в связи с теперешним вопросом о пьянстве». Краевский ответил Достоевскому отказом. Но писатель очень нуждался в деньгах. 2 июля 1865 года он заключает кабальный («драконовский») договор с издателем Ф. Стеллов-ским. За те же 3 тысячи рублей, который Краевский отказался выплатить за один роман, Достоевский продал Стелловскому право на издание полного собрания сочинений в трех томах, да еще обязался написать новый роман к 1 ноября 1866 года. Получив деньги, Достоевский уезжает за границу. За 5 дней в Висбадене он проиграл в рулетку все деньги и даже карманные часы. В гостинице его лишают обедов и подают только чай. И так, в маленькой комнате, без денег, без еды и без света (ему не давали свечей), «сжигаемый какой-то внутренней лихорадкой», Достоевский начал писать роман «Преступление и наказание». Он отказывается от замысла «Пьяненьких» и теперь хочет написать повесть с криминальным сюжетом — «психологический отчет одного преступления». Замысел ее таков: бедный студент решает убить старушку-процентщицу, глупую, жадную, противную, о которой никто не пожалеет. Ответы на вопросы скачаны с сайта <a href="http://resheba.ru/">resheba.ru</a>.
А студент смог бы закончить образование, дать денег матери и сестре. Потом он уехал бы за границу, стал честным человеком и «загладил преступление». Обычно такие преступления, считает Достоевский, совершают неумело, а потому остается много улик и преступников быстро разоблачают. Но, по его замыслу, «совершенно случайным образом» преступление удается и почти месяц убийца проводит на свободе. Однако «тут-то, — пишет Достоевский, — и развертывается весь психологический процесс преступления. Неразрешимые вопросы восстают перед убийцею, неподозреваемые и неожиданные чувства мучают его сердце... и он кончает тем, что принужден сам на себя донести».

Достоевский писал в письмах и о том, что очень много преступлений в последнее время совершают именно развитые, образованные молодые люди. Об этом сообщают газеты. Достоевскому было известно о деле Герасима Чистова. Этот человек, 27 лет, раскольник по вероисповеданию, обвинялся в убийстве двух старух — кухарки и прачки. Это преступление произошло в Москве в 1865 году. Чистов убил старух, чтобы ограбить. Трупы были найдены в разных комнатах. Сундуки открыты, вещи разбросаны. Криминальные хроники писали, что убил их Чистов топором. Знал Достоевский и о других подобных преступлениях.

Достоевский пишет в Висбадене, потом в Петербурге. В одном из писем он признавался, что в конце ноября 1865 года уже было много написано и много готово, но писатель все сжег и начал заново. Первая часть «Преступления и наказания» появилась в январском номере журнала «Русский вестник» за 1866 год, но работа над романом продолжалась весь 1866 год. Летом писатель вспоминает о договоре со Стелловским. Если Достоевский не выполняет договор, то Стеллов-ский издает все его будущие произведения — те, которые будут написаны в течение 9 лет, — даром. И тогда Достоевский совершает невозможное: составляет план романа «Игрок» и при помощи стенографистки пишет, вернее, диктует его за 28 дней. Затем продолжает работу над «Преступлением и наказанием».

Замысел расширяется. В роман-исповедь входит тема «Пьяненьких», и Достоевский изменяет лицо, от которого ведется повествование: уже не сам преступник рассказывает о себе, а автор, третье лицо. Таким образом можно глубже проникнуть в душу преступника.

Помимо сложных личных обстоятельств, «вопросов о пьянстве» и криминальной хроники, на создание романа, конечно, повлияли и события общественной жизни России. После 1861 года (отмены крепостного права) распространились идеи атеизма (безбожия), социализма, нигилизма. Распространился терроризм. В 1861 году была создана тайная революционная организация «Земля и воля», считавшая целью подготовку крестьянской революции. Позже эту организацию сменила «Народная воля», готовившая террористов. 4 апреля 1866 года студент Каракозов стрелял в царя: если бы ему удалось задуманное, то было бы совершено преступление по теории. Следующие несколько покушений на Александра приводили только к безвинным жертвам. Эти покушения совершались позже — когда роман уже был написан, — но многие отметили, что в «Преступлении и наказании» содержались страшные пророчества. Ф.М. Достоевский уже предвидел, по какому опасному пути может пойти Россия.

2. Почему «Преступление и наказание» принято считать социально-психологическим и философским романом?

Роман «Преступление и наказание» может быть назван социально-психологическим, потому что действие происходит в конкретном социальном окружении и в какой-то степени обусловлено им. Раскольников оказался на «дне », и все действие разворачивается в бедных кварталах Петербурга. В романе есть и другие герои, которые влачат жалкое существование, и это показано Достоевским в тесной связи с изображением их внутреннего мира (психологизм). Так, например, Семен Мармеладов, бедный спившийся чиновник, изливает душу Раскольникову в трактире, и оказывается, что у Мармеладова есть и достоинство, и совесть, и другие движения души, показывающие, что в этом человеке не все еще умерло, не все задавлено пьянством и бедностью.

Главное место в романе отведено изображению внутреннего мира Раскольникова. Писатель приводит своего героя в кризисное состояние, когда обостряются все чувства, и обнажает их перед читателем. Борьба добра и зла в душе Раскольникова становится предметом изображения в романе. Это черта психологического романа.

Роман может быть назван философским, потому что главный герой — идеолог, мыслитель. Раскольников совершает убийство по теории, в которой ставятся вечные вопросы: кто определяет ход истории; имеет ли право великий человек ради достижения цели жертвовать жизнями простых людей; может ли путь к благородной цели быть кровавым. Теория Раскольникова изложена в романе в виде стройной системы. Показаны причины ее формирования и результат действия на практике.

3. Почему Петербург — город, в котором «невозможно быть»? Какие библейские ассоциации характеризуют Петербург как «город грехов»? Кто из русских классиков XIX века в описаниях Петербурга близок Достоевскому?

С первой страницы и до конца романа Петербург предстает городом, в котором «невозможно быть»: «вонь из распивочных», грязь, пыль, духота, назойливый желтый цвет, толпы людей. Писатель сознательно усиливает неприятные приметы города, придавая ему черты современного Вавилона — «города грехов», библейского символа столпотворения народов, города разврата.

Вавилонское столпотворение становится для Достоевского символом разобщенности людей. Разврат — итогом безверия, утраты нравственных ориентиров. Еще А. Бестужев-Марлинский, русский романтик первой половины XIX века, назвал Петербург «роскошным Вавилоном».

Несмотря на то что между Петербургом Гоголя и Достоевского есть отличия, все же Гоголь первым показал Петербург как бесовский город — город иллюзий, обмана, лицемерия, в котором возможно все. Он создал «петербургские повести»: «Невский проспект», «Нос», «Портрет», «Шинель» — в каждой Петербург является действующим лицом, и в другом городе не могло бы совершаться описанное там действие.

Как и Ф.М. Достоевский Н. Некрасов изобразил Петербург городом страданий и унижений. Сюжеты, подобные показанным в романе «Преступление и наказание» , стали основой стихотворного цикла «На улице».
В 1864—1866 годах, в одно время с «Преступлением и наказанием», в «Отечественных записках» печатался роман В. Крестовского «Петербургские трущобы». Создавая этот роман, автор специально изучал петербургские судебные архивы, воровские притоны, дома бедноты.

4. Почему исследователи говорят о многослойности мотивов преступления Раскольникова? Проанализируйте его признание Соне, выделите социальные, психологические, философские причины убийства.

Литературоведы неоднозначно оценивали причину, по которой Раскольников совершает преступление. Д. Писарев в статье «Борьба за жизнь» (1867) утверждал, что «теорию никак нельзя считать причиною преступления». По мнению критика, на убийство Раскольникова толкнули «тяжелые обстоятельства». Ответы на вопросы скачаны с сайта <a href="http://resheba.ru/">resheba.ru</a>.
Н. Страхов в статье «Наша изящная словесность» (1867) писал: «Главный корень, из которого выросло чудовищное преступление Раскольникова, заключается в... теории... само же убийство произошло из непременного желания приложить к делу свою теорию». Все последующие критики — В. Кожинов, В. Кирпотин, В. Набоков и другие — отмечали, что несколько причин (социальных, философских, психологических — о них подробно говорит Соне сам герой) подтолкнули Раскольникова на страшный эксперимент.

Вот фрагмент диалога Раскольникова и Сони (часть пятая, глава IV).

«—Нуда, чтобы ограбить. Перестань, Соня! — как-то устало и даже как бы с досадой ответил он.

Соня стояла как бы ошеломленная, но вдруг вскричала:

— Ты был голоден! ты... чтобы матери помочь?
— Нет, Соня, нет, — бормотал он, отвернувшись и свесив голову, — не был я так голоден... я действительно хотел помочь матери, но... и это не совсем верно. .. не мучь меня, Соня! <...> ...я, впрочем, даже и не знаю, были ли там и деньги-то, — прибавил он тихо и как бы в раздумье, — я снял у ней тогда кошелек с шеи, замшевый... полный, тугой такой кошелек... да я не посмотрел в него; не успел, должно быть... Ну а вещи, какие-то все запонки да цепочки, — я все эти вещи и кошелек на чужом одном дворе, на В-м проспекте под камень схоронил, на другое же утро... Все там и теперь лежит...

Соня из всех сил слушала.

— Ну, так зачем же... как же вы сказали: чтоб ограбить, а сами ничего не взяли? — быстро спросила она, хватаясь за соломинку.

— Не знаю... я еще не решил — возьму или не возьму эти деньги, — промолвил он, опять как бы в раздумье, и вдруг, опомнившись, быстро и коротко усмехнулся. — Эх, какую я глупость сейчас сморозил, а? <>

— Знаешь, Соня, — сказал он вдруг с каким-то вдохновением, — знаешь, что я тебе скажу: если б только я зарезал из того, что голоден был, — продолжал он, упирая в каждое слово и загадочно, но искренно смотря на нее, — то я бы теперь... счастлив был! Знай ты это! <...> Вот что: я хотел Наполеоном сделаться, оттого и убил... Ну, понятно теперь?

— Н-нет, — наивно и робко прошептала Соня, — только... говори, говори! Я пойму, я про себя все пойму! — упрашивала она его.

— Поймешь? Ну, хорошо, посмотрим!

Он замолчал и долго обдумывал.

— Штука в том: я задал себе один раз такой вопрос: что, если бы, например, на моем месте случился На-

полеон и не было бы у него, чтобы карьеру начать, ни Тулона, ни Египта, ни перехода через Монблан, а была бы вместо этих красивых и монументальных вещей просто-запросто одна какая-нибудь смешная старушонка, легистраторша, которую еще вдобавок надо убить, чтоб из сундука у ней деньги стащить (для карьеры-то, понимаешь?), ну, так решился ли бы он на это, если бы другого выхода не было? Не покоробился ли бы оттого, что это уж слишком не монументально и... и грешно? Ну, так я тебе говорю, что на этом «вопросе» я промучился ужасно долго, так что ужасно стыдно мне стало, когда я наконец догадался (вдруг как-то), что не только его не покоробило бы, но даже и в голову бы ему не пришло, что это не монументально... и даже не понял бы он совсем: чего тут коробиться? И уж если бы только не было ему другой дороги, то задушил бы так, что и пикнуть бы не дал, без всякой задумчивости!.. Ну и я... вышел из задумчивости... задушил... по примеру авторитета... И это точь-в-точь так и было! Тебе смешно? Да, Соня, тут всего смешнее то, что, может, именно оно так и было...

Соне вовсе не было смешно.

— Вы лучше говорите мне прямо... без примеров, — еще робче и чуть слышно попросила она.

Он поворотился к ней, грустно посмотрел на нее и взял ее за руки.

— Ты опять права, Соня. Это все ведь вздор, почти одна болтовня! Видишь: ты ведь знаешь, что у матери моей почти ничего нет. Сестра получила воспитание случайно и осуждена таскаться в гувернантках. Все их надежды были на одного меня. Я учился, но содержать себя в университете не мог и на время принужден был выйти. Если бы даже и так тянулось, то лет через десять, через двенадцать (если б обернулись хорошо обстоятельства) я все-таки мог надеяться стать каким-нибудь учителем или чиновником, с тысячью рублями жалованья... (Он говорил как будто заученное.) А к тому времени мать высохла бы от забот и от горя, и мне все-таки не удалось бы успокоить ее, а сестра... ну, с сестрой могло бы еще и хуже случиться!.. Да и что за охота всю жизнь мимо всего проходить и от всего отвертываться, про мать забыть, а сестрину обиду, например, почтительно перенесть? Для чего? Для того ль, чтоб, их схоронив, новых нажить — жену да детей, и тоже потом без гроша и без куска оставить? Ну... ну, вот я и решил, завладев старухиными деньгами, употребить их на мои первые годы, не мучая мать, на обеспечение себя в университете, на первые шаги после университета, — и сделать все это широко, радикально, так чтоб уж совершенно всю новую карьеру устроить и на новую, независимую дорогу стать... Ну... ну, вот и все... Ну, разумеется, что я убил старуху, — это я худо сделал... ну, и довольно! <...>

— Нет, Соня, это не то! — начал он опять, вдруг поднимая голову, как будто внезапный поворот мыслей поразил и вновь возбудил его, — это не то! Ответы на вопросы скачаны с сайта <a href="http://resheba.ru/">resheba.ru</a>.
А лучше... предположи (да! этак действительно лучше!), предположи, что я самолюбив, завистлив, зол, мерзок, мстителен, ну... и, пожалуй, еще наклонен к сумасшествию. (Уж пусть все зараз! Про сумасшествие-то говорили и прежде, я заметил!) Я вот тебе сказал давеча, что в университете себя содержать не мог. А знаешь ли ты, что я, может, и мог? Мать прислала бы, чтобы внести, что надо, а на сапоги, платье и хлеб я бы и сам заработал; наверно! Уроки выходили; по полтиннику предлагали. Работает же Разумихин! Да я озлился и не захотел. Именно озлился (это слово хорошее!). Я тогда, как паук, к себе в угол забился.»
Итак, социальные причины — бедность самого Раскольникова и его матери и сестры. Убить, «чтобы ограбить». Но сам же Раскольников говорит, что «если б только... зарезал из того, что голоден был... то... бы теперь... счастлив был». И сразу начинает излагать философскую причину преступления, связанную со своей теорией. Затем снова возвращается к социальной, но «говорил как будто заученное»: хотел использовать деньги, чтобы учиться, «не мучая мать», а затем начать новую жизнь.

Последние причины, названные Раскольнико-вым, — психологические: он «самолюбив, завистлив, зол, мерзок, мстителен, ну... и, пожалуй, еще наклонен к сумасшествию». Мог заработать, но не захотел.

5. Кого Раскольников считает «право имеющими»? Что совершили эти люди в масштабах истории? Кто, по-вашему, еще может быть причислен к этому списку? Почему? В чем антигуманность философии Раскольникова?

В статье «О преступлении», написанной за полгода до убийства, Раскольников показал, что есть люди, которые могут совершить убийство, если исполнение их «идеи (иногда спасительной для всего человечества) того потребует». Он считает, что Ньютон или Кеплер могли пожертвовать сотней жизней, чтобы мир узнал об их открытиях. Затем ряд «высших людей» продолжают Солон, Ликург, Магомет и Наполеон, род деятельности которых неизбежно связан с кровопролитием.

Солон — афинский политический деятель, реформатор. Под его руководством афиняне завладели островом Саламин, который бы важен для торговли. Солон принял ряд важнейших законов, осуществил унификацию мер и весов, провел реформу афинского
календаря. Его почитали как основателя афинской демократии.

История знала нескольких Ликургов. Раскольников, скорее всего, имеет в виду Ликурга Спартанского — законодателя и политика древней Спарты, жившего в IX веке до н.э. Ликург полностью изменил государственное устройство.

Магомет — пророк ислама, центральная после Бога фигура этой религии, которому Бог ниспослал священное писание — Коран. Магомет обратил в ислам весь Аравийский полуостров. Халифат был самой большой империей, простиравшейся от Атлантического океана до Китая.

Наполеон — французский император, заложивший основы современного Французского государства. Предводитель 12 военных кампаний. «В моем словаре нет слова "невозможно"», — говорил Наполеон.

К списку таких людей могут быть причислены Владимир Ульянов (Ленин), который ради идеи социализма поднял кровопролитную революцию в России, а затем удерживал власть, установив диктатуру пролетариата и военный коммунизм; Сталин — организатор массовых репрессий; Гитлер, развязавший Вторую мировую войну ради идеи национал-социализма.

Гуманизм — это признание ценности каждой человеческой жизни. Если какая-либо философия или теория производит «отбор» людей или разделяет их на «высших» и «низших», то она антигуманна. Философия Раскольникова не только разделяет людей, но и позволяет насилие и убийство.

6. Как формируется система образов романа? Каковы функции образов Лужина и Свидригайлова?

Система образов (персонажей) в романе так называемая вершинная — с одним главным героем. Все персонажи (а их около 90) являются значимыми для понимания главной идеи произведения и раскрытия образа Раскольникова. Выделяют «двойников» и «антиподов» Раскольникова. К первым относятся Свидри-гайлов, Лужин, Лебезятников. «Антиподы» главного героя — Соня, Разумихин, Порфирий Петрович.

Лужин и Свидригайлов подчеркивают все отрицательные черты в Раскольникове: индивидуализм, эгоизм, нигилизм. Лужин — персонаж, который, как и Раскольников, создал теорию. Он живет, руководствуясь теорией «личной пользы»: забота о собственном благосостоянии — это и забота о всеобщем благополучии. В основе всех его действий лежит расчет. В образе Лужина Достоевский показал, каким отвратительным и бесчеловечным может быть эгоизм.

Свидригайлов сам говорит Раскольникову: «Мы с тобой одного поля ягоды». Главному герою он интересен как человек, совершивший преступления и не испытывающий муки совести. Он живет согласно принципу «все дозволено». Это сложный образ: неизвестно, совершал ли в действительности Свидригайлов те преступления, которые приписывает ему молва, а вот его добрые дела показаны в романе (дает деньги на похороны Катерины Ивановны Мармеладо-вой, помогает сиротам, Соне). Его последней надеждой на возрождение души была любовь к Дуне. Получив окончательный отказ, он переживает ужасные мучения и совершает самоубийство.

Целью Достоевского было показать в романе «восстановление погибшего человека». Свидригайлов уже не способен возродиться, тогда как Раскольников с помощью Сони обретает веру.

7. Можно ли Соню Мармеладову назвать «двойником» Раскольникова?

Нет. Соня — «антипод» Раскольникова. Они во всем различны. Раскольников — эгоист, Соня жертвует собой ради семьи. Раскольников — нигилист, атеист, Соня искренне верит в Бога. Раскольников живет умом, Соня — сердцем. Ее жизнь более «правильная» с точки зрения Ф.М. Достоевского. Соня спасает главного героя от окончательной духовной гибели.

8. Попытайтесь достроить систему «двойников» и «антиподов» Раскольникова, определив в ней место Семена Мармеладова, Катерины Ивановны, сестры и матери Раскольникова, Алены Ивановны.

Семен Мармеладов — «маленький человек», слабый, безвольный, но философствующий. Он — «антипод» Раскольникова.

Катерина Ивановна сильнее своего мужа, она, в отличие от него, способна на поступок. С одной стороны, она проявляет волю, с другой — подчиняется обстоятельствам, ведь, страдая и мучаясь, продолжает жить в нищете. Ее нельзя отнести ни к «двойникам», ни к «антиподам» Раскольникова.

Сестра и мать Раскольникова — его «антиподы». Мать любит его, беспокоится о нем и о дочери. Собственное благополучие нисколько не заботит ее. Авдотья Романовна, Дуня, готова выйти замуж за нелюбимого человека, чтобы избавить мать от забот и облегчить жизнь брата. Она тоже жертвенная натура.

Алена Ивановна, старуха-процентщица, несмотря на то что является жертвой Раскольникова, вполне подходит на роль его «двойника». Она эгоистична, мучает несчастную Лизавету, безжалостна к должникам.

При копировании материалов ссылку на сайт Resheba.Ru сохранять обязательно.

0
avatar