Страница 199-201 (два текста)

Оригинальный текст
John Lennon shot dead
Former Beatle John Lennon has been shot dead by an unknown gunman who opened fire outside the musician's New York apartment. The 40-year-old was shot several times as he entered the Dakota, his luxury apartment building on Manhattan's Upper West Side, opposite Central Park, at 23:00 local time. He was rushed in a police car to St Luke's Roosevelt Hospital Centre, where he died.

Well it was 20 years ago today. Passing notes behind the teacher's back at school, going for
pizza at the mall, blowing off homework to watch TV - Dec. 8, 1980 started out as just another unmemorable day for this 15-year-old.
"SPECIAL REPORT," two words flashed across the screen,
followed by a two-second silence, some flipping of papers, and
finally a male voice.
"John Lennon, former singer for the rock group the Beatles..."
I knew this couldn't be good. They don't interrupt "The Tonight
Show" to announce concert tours or sales milestones. But
nothing could prepare me for the completion of that sentence,
which unfolded in such slow motion it feels like it continues to
this day.
"...is dead."
The next morning, my father slowly opened the door to my
Beatles-postered bedroom on Long Island, thinking he had a
grave task to perform. But he could see I already knew. I was
lying in bed, red-eyed listening to WNEW-FM through headphones.
The disc iockevs were openly crying on the air as they tried
to repeat the news in between round-the-clock Lennon and
Beatles songs. Though I had been a fan since fifth grade, this
was how I heard Lennon's "Love" for the first time.
My mom was actually upset that I was so upset. Two months
earlier my 80-vear-old great grandfather had died and I didn't
sulk, much less cry. She couldn't understand how I could feel
so deeply the loss of a person I never knew.
But I did know John Lennon - better, in a sense, than I knew
my mom. I connected intimately to the pain he expressed in
songs such as "Yer Blues," "Mother" and even the superficially
joyful "Help." Very much like myself, Lennon was an outcast
and a loser in childhood. And he was an open wound during interviews,
sharing fears, dreams and insecurities my own best
friends wouldn't dare. And there was nothing else for my friend
Gary Haviv and I to do but travel to Lennon's apartment after
school. According to the news, crowds had been gathering at
the Dakota since two hours after the murder.
Hardcore Beatles fans, who proudly pinned Lennon buttons
up and down the denim jackets they never washed, had always
made me feel sick. And now I had every reason to hate them
more: one of them had killed mv idol.
But the people gathered this night did not fit the profile.
They were men in business suits and construction uniforms,
women in dresses and jogging suits. Ordinary folk.
"All we are saying," Gary and I sang along with the crowd,
"is give peace a chance." Someone kept rewinding the song on a
boombox. After a while, no one could hear the recorded version.
There was no reason for any of us to be there. All the wishing
in the world could not change what happened. But there
was nothing else to do.
Every hour the owner of the restaurant across the street (we
were told it was Lennon's favourite) brought over trays of
steaming coffee, which he handed out for free. It was extremely
cold, about 20 degrees outside - and absolute zero in our
hearts. Even the reporters and policemen, who had come to do
their jobs, appeared lost and shaken.
The agonizing irony is that Lennon had finally gotten his life back on track and was indeed "starting over." He had just lost 10 pounds, released a new hit album and looked happier than he'd been since his Beatles days.
"Life begins at 40 - so they promise," he told in an interview
a month before his murder. "And I believe it, too. I feel
fine and I'm very excited. It's like, you know, hitting 21, like,
'Wow, what's going to happen next?"
"Are you OK?" a stranger asked, putting his arm around my
shoulder.
I was not OK. In a way, I never would be again.

Переведённый текст

Джона Леннона застрелили
Бывший Битл Джон Леннон был застрелен неизвестным бандитом, который открыл огонь за пределами Нью-Йоркской квартиры музыканта. В 40-летнего стреляли несколько раз, когда он заходил в Дакоту, в его роскошный жилой дом на Верхнем Вест-Сайд (улица) Манхеттена, напротив Центрального парка , в 23:00 местного времени. Он сразу же был отправлен в патрульной машине в Центральную Больницу Святого Лука Рузвельта, где он и умер.

Хорошо, это было 20 лет назад. Мимолётные записки за спиной учителя, хождение за пиццей в торговый центр, сдувание домашнего задания, чтобы посмотреть телевизор - 8 декабря, 1980 началось как просто ещё один незабываемый день в те 15 лет.
"ЭКСТРЕННЫЙ РЕПОРТАЖ," два слова промелькнули сквозь экран, сопровождавшиеся двухсекундной тишиной, каким то щелканием бумаг, и наконец мужской голос. "Джон Леннон, бывший певец рок-группы Битлз..."
Я знала , что это не могло быть что то хорошое. Они не прерывают "Вечерний репортаж", чтобы объявить о гастролях или вехах продаж. Но ничто не могло подготовить меня к завершению того предложения, которое было развернуто в таком медленном темпе, возникало чувство, что оно будет продолжатся весь день.
"... умер."
Следующим утром мой отец медленно открывал дверь в мою спальню с постерами Битлз на Лонг-Айленде, думая, что у него была серьезная обязанность рассказать. Но он увидел, что я уже узнала. Я лежала в кровати, слушая с красными глазами WNEW-FM(радио) через наушники.
Диджэи открыто возмущались в эфире, когда они попытались повторить новости между круглосуточными песнями Леннона и Битлз. Всё же я была поклонником начиная с пятого класса, когда впервые услышала "Любовь" Леннона.
Моя мама была фактически тоже расстроена, из-за того я была так расстроена. Двумя месяцами ранее мой восьмидесятилетний прадед умер, и я не была в плохом настроении, намного меньше плакала. Она не могла понять, как я могла так глубоко чувствовать утрату человека, которого я никогда не знала.
Но я действительно знал Джона Леннона - лучше, в некотором смысле, чем я знал свою маму. Я тесно связан с болью, которую он выразил в песнях, таких как "Ваш Блюз," "Мать" и даже поверхностно радостная "Помощь. " В большой степени как я, Леннон был изгоем и лузером в детстве. И он был как "открытой раной" во время интервью, делился страхами, мечтами и неуверенностью, на что не будут отваживаться мои собственные лучшие друзья. И не было ничего иного для моего друга Гари Хэвив и меня, кроме как поехать в квартиру Леннона после школы. Согласно новостям, толпы народа собирались в Дакоте спустя два часа после убийства.
Ужасные поклонники Битлз, которые гордо прикрепляли пуговицы Леннона сверху вниз по жакетам из кожи, которые они никогда не мыли, всегда заставляли меня чувствовать себя больной. И теперь у меня были все основания ненавидеть их больше: один из них убил моего идола.
Но люди, собравшиеся этой ночью, не соответствовали этим очеркам (профилю). Они были мужчинами в деловых костюмах и строительных униформах, женщинами в платьях и спортивных костюмах. Обычный народ.
"Все, что мы говорим," Гари и я подпевали толпе, ", приносят миру шанс. " Кто-то продолжал перематывать песню на бумбоксе. Через некоторое время никто не мог услышать записанную версию.
Не было никакой причины для каждого из нас быть там. Все пожелания в мире не могли изменить то, что произошло. Но нам ничего не оставалось кроме этого.
Каждый час владелец ресторана через улицу (нам сказали он был фаворитом Леннона), приносил по подносам дымящийся кофе, который он раздавал бесплатно. Было чрезвычайно холодно, приблизительно 20 градусов снаружи - и абсолютный ноль в наших сердцах. Даже репортеры и полицейские, которые приехали, чтобы делать их работы, казались потерянными и потрясенными.
Мучительная ирония заключается в том, что Леннон, наконец, повернул свою жизнь в нужное русло и в самом деле "начать сначала". Он только что потерял 10 фунтов, выпустил новый альбом хитов и смотрелся счастливее, чем он был когда то с Битлз.
"Жизнь начинается в 40 - так они обещают," сказал он в интервью за месяц до его убийства. "И я верю этому тоже. Я чувствую себя прекрасно, и я очень рад. Это как, знаете, попав 21, типа: "Ух ты, что будет дальше?"
"Вы в порядке? " незнакомец спросил, положив руку около моего плеча. Я не была в порядке. В некотором смысле, я никогда не буду снова.

0
avatar