Россия и русский народ в поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»

Почти у каждого писателя есть произведение, которое является делом всей его жизни, творением, в которое вложил он свои искания, сокровенные думы, душу. Для Іоголя это, без сомнения, «Мертвые души», так и оставшиеся неоконченными после 17 лет работы. Поэма вызвала горячие споры и толки. В.Г.Белинский имел все основания сказать, что вопрос о «Мертвых душах» столько же литературный, сколько и общественный, результат столкновения старых начал с новыми. Читая книгу впервые, я мало обращал внимания на лирические размышления автора о России и русском народе. Эти прекрасные места далее казались неуместными в сатирической поэме. Перечитав недавно «Мертвые души», я вдруг открыл Гоголя как великого патриота, убедился, как важен для всего замысла писателя исполненный гордости образ Руси.

За последние годы вырос вопрос о судьбе нашей, сегодняшней России, о ее предназначении, будущности, о способности русского народа вновь совершить исторический рывок. Ученые, писатели, политики и экономисты спорят об этом. Как же не обратиться к певцу земли русской, Гоголю, за советом в такое сложное время?

С того момента, как бричка Чичикова тихо вкатилась в губернский город NN, и до того, как этот «приобретатель» поспешно уезжает из города, проходитнемного времени, но читатель успевает не только познакомиться с удивительным разнообразием помещиков и чиновников, но и увидеть образ целой страны, понять «несметное богатство русского духа». Вообще, надо сказать, что образ Руси у Гоголя сложен, многослоен, его нельзя сводить только к крепостным крестьянам.

Писатель не отделяет помещиков и чиновников от народа, как это делают критики. Лично мне кажется, что неправильно толковать, будто все помещики и чиновники, да и сам Чичиков, и есть подлинные «мертвые души». Так можно назвать только Плюшкина, душа которого омертвела от жадности. Но сам Гоголь поясняет, что «подобное явление редко попадается на Руси». Более «живыми», или во всяком случае жизненными, мне видятся образы здоровяка Собакевича, способного съесть целого осетра; кутилы, враля, гуляки и скандалиста Ноздрёва; мечтательного лентяя Манилова; прижимистой «дубинноголовой» Коробочки. Это либо хозяева-кулаки, либо бесполезные люди, либо подлецы, которых Гоголь сумел «припрячь», но в каждом из них есть жажда жизни. В их характерах отсутствует то равнодушие к окружающей действительности, которое было у Плюшкина. Сам Павел Иванович Чичиков, хоть его и следует назвать «отрицательным персонажем», просто поражает неуемной энергией, недаром именно на него «делал ставку» Гоголь, надеясь провести через «чистилище» второго тома к «раю» третьего. Это чрезвычайно деятельный тип характера, надо только приложить его бурлящие силы к более достойной деятельности.

Все эти господа — часть русского народа, пусть и не лучшая его часть.

Простого мужика писатель также не идеализирует.
Сатирически описаны и два мужика, спорящие, доедет ли колесо до Москвы или нет, и бестолковые дядя Митяй с дядей Миняем, и другие второстепенные персонажи. Гоголь видит глубину невежества, в котором пребывает народ, и понимает его причины — крепостное право. Но видит автор и силы, способные привести Россию к возрождению. Это, прежде всего, необычайное трудолюбие русского крестьянина, талант, мастерство.

Истинный образ народа видится прежде всего в описаниях умерших крестьян. Ими восхищается и автор, и Чичиков, и помещики. Их уже нет, но в памяти людей, их знавших, они приобретают былинный облик.

«Пробка Степан, плотник, трезвости примерной», — читает Чичиков и начинает представлять: «А! Вот он... тот богатырь, что в гвардию годился бы!» Дальше мысль подсказывает ему, что Степан исходил с топором все губернии, съедал хлеба на грош, а в поясе приносил, верно, рублей по сто. На протяжении нескольких страниц знакомимся мы с разнообразными судьбами простых людей. Мы видим русский народ прежде всего полным сил, талантливым, живым, бодрым. С восторгом говорит писатель и о живом, метком русском слове, что вырывается из-под самого сердца. Россия встает перед нами в своем величии. Не та Россия, где чиновники берут взятки, помещики проматывают имения, крестьяне пьянствуют, где плохие дороги и гостиницы. Вернее, сквозь эту Россию писатель видит иную Русь, «птицу-тройку». «Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься?» И образ страны-тройки сливается с образом мастера, снарядившего «дорожный снаряд». Гоголь видит Русь великой, указывающий путь другим, мнится ему, как обгоняет Русь иные наро-ды и государства, которые, «косясь, постораниваются и дают ей дорогу».

История, к сожалению, рассудила по-иному. Не удалось нашей стране обогнать другие. И ныне здравствуют в других чинах и обличиях ноздревы, чичиковы, манил овы и Плюшкины. Но жива Русь, «птица-тройка». Верится нам, жителям России, что пророческими окажутся в будущем слова писателя: «Поднимутся русские движения... и увидят, как глубоко заронилось в славянскую природу то, что скользнуло только по природе других народов...»

При копировании материала ссылку на сайт Resheba.Ru ставить обязательно.

0
avatar