Гоголевский «смех сквозь слезы» в поэме «Мертвые души»

Существует знаменитое высказывание, относящееся к творчеству Гоголя: «Смех сквозь слезы». Гоголевский смех... Почему он никогда не бывает беззаботным? Почему даже в «Сорочинской ярмарке», одном из самых светлых и веселых произведений Гоголя, финал неоднозначен? Празднество по случаю свадьбы молодых героев завершается пляской старух, что создает некий неприятный диссонанс. Эту удивительную, чисто гоголевскую особенность грустно улыбаться заметил еще В.Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору «Мертвых душ». Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна печаль. В нем есть и гнев, и ярость, и протест. Все это, сливаясь в единое целое под блистательным пером мастера, создает необыкновенный колорит гоголевской сатиры.
Чичиков вместе с Селифаном и Петрушкой садится в бричку, и вот уже покатила она по ухабам российского бездорожья и пошла «писать чушь и дичь по сторонам дороги». На этом пути читатель встретит представителей самых разных социальных групп, узнает особенности их жизни, увидит все стороны многоликой Руси, а сопровождать читателя все время будет смех Гоголя.

С очаровательным лукавством рождаются необыкновенные сравнения и стилистические обороты, которые составляют одну из характерных особенностей поэмы. Так, описывая вечер у губернатора, Гоголь уподобляет одетых в черные фраки чиновников, мельтешащих по залу, рою мух на «белом сияющем рафинаде». Но на этом сравнение не заканчивается — дальше появляется старая ключница, разрубающая этот сахар, мухи почесывают «себя под крылышками» и так далее. На какое-то время читатель забывает, где он находится, а когда вспоминает, уже несколько по-другому оценивает суетящихся чиновников. Так развёрнутое сравнение дает характеристику присутствующих на балу. Важную роль играют и мимолетные сравнения, которые, как сверкающие бриллианты, рассыпаны по всей поэме и создают ее неповторимый колорит. Так, например, лицо губернаторской дочки было похоже на «только что снесенное яичко»; голова Феодулии Ивановны Собакевич походила на огурец, а самого Собакевича — более на тыкву, из которой на Руси делают балалайки. При встрече с Чичиковым выражение лица Манилова было как у кота, у которого слегка почесывали за ушами. Для создания юмористического эффекта Гоголь использует и гиперболы, например, говоря о плюшкин-ской зубочистке, которой ковыряли в зубах еще до нашествия французов.
С тонкой иронией описывает Гоголь внешность, привычки, быт персонажей. За иронией часто — едкая сатира. Внешний вид Плюшкина, поразивший самого пролазу и лицемера Чичикова (тот долго не мог сообразить, ключник ли перед ним или ключница), повадки «рыбо-лова-нищего», распустившиеся в душе Плюшкина, — все это удивительно остроумно и смешно, но... перестает быть забавной эта опустившаяся личность, которую и личностью-то не назовешь. Как точно сказал про него Гоголь: «прореха на человечестве»! Да разве смешон человек, потерявший все людское: облик, душу, сердце? Он отрекся от собственной дочери, холоден к внукам. Перед нами паук, для которого главное заключается в том, чтобы как можно скорее проглотить добычу. Так поступает он со своими крестьянами, выкачивая из них все добро до последней нитки, а потом оно гниет в бездонных амбарах. Вот тут-то и чувствуются «слезы» автора: рассказывая нам историю жизни героя, Он повествует о падении человека. Как, почему может случиться с человеком страшное — превращение в «мертвую душу»? Да, сперва нам смешно было читать про Плюшкина, но когда задумаешься об этом необратимом изменении личности, становится горько.

Что высмеивает Гоголь в своих героях, что квалифицирует как недопустимое в нормальном человеческом обществе? Коробочка — «дубинноголовая», Собакевич — «кулак», здесь понятно, над чем издевается автор. Но, казалось бы, говоря о Манилове, слово «осуждение» как-то неуместно. Ведь перед нами такой милый, приятный во всех отношениях, учтивый и добрый человек. Это еще и весьма образованный помещик, который выглядит прямо-таки ученым мужем на фоне Коробочки или Собакевича. А как забавны его детки, названные Алкидом и Фемистоклюсом. Но Гоголю стыдно и больно за Манилова, который, строя прожекты в «храме уединенного размышления» и почитывая книгу, всегда заложенную на четырнадцатой странице, не замечает воровства и пьянства своих мужиков. Манилов в праздности и лени проживает все, что создано его крестьянами, ни о чем не задумываясь. Гоголь — резкий и гневный обличитель. Таким он выступает на страницах «Мертвых душ».

Иногда смех Гоголя может звучать и по-доброму, ласково. Именно с чувством радостной гордости, если возможно так выразиться, говорит писатель о русском народе. Так появляется образ мужика, который, подобно неутомимому муравью, несет толстое бревно. Чичиков спрашивает его, как проехать к Плюшкину, и, добившись наконец ответа, посмеивается над метким прозвищем, которое дали помещику мужики. Гоголь говорит об исходящем из самого сердца, животрепещущем русском слове. Он пишет о русском мужике, которого пошли хоть на Камчатку, дай в руки топор, и он пойдет рубить себе новую избу. В этих словах — надежда, вера в русский народ.

Н.В. Гоголя нельзя назвать ни писателем-сатириком, ни юмористом, хотя и сатира, и юмор присутствуют в его произведениях. Скорее, это писатель-философ, с грустной улыбкой размышляющий о жизни. Недаром А.С. Пушкин воскликнул: «Боже, как грустна наша Россия!»

При копировании материала ссылку на сайт Resheba.Ru ставить обязательно.

0
avatar