Полтава краткое содержание.

Песнь первая

Богат и славен полтавский генеральный судья Кочубей — есть у него и сады, и луга, и табуны, и хутора. Но больше всего гордится он прекрасной дочерью своей.

И то сказать: в Полтаве нет Красавицы, Марии равной. Она свежа, как вешний цвет, Взлелеянный в тени дубровной. Как тополь киевских высот, Она стройна. Её движенья То лебедя пустынных вод Напоминают плавный ход, То лани быстрые стремления. Как пена, грудь её бела.
Вокруг высокого чела, Как тучи, локоны чернеют. Звездой блестят её глаза; Её уста, как роза, рдеют. Мария не только красива, но и: Везде прославилась она Девицей скромной и разумной.

Завидные женихи приезжают и из России, и из Украины, но:

От венца, как от оков, Бежит пугливая Мария.

Но вот сватается к ней ее крестный отец — гетман Украины Мазепа. Пусть он стар и удручен годами:

Мгновенно сердце молодое Горит и гаснет.

Не столь мгновенными страстями Пылает сердце старика. Но поздний жар уж не остынет И с жизнью лишь его покинет.

Родители полны негодования, пытаются успокоить Марию, не понимая, чем вызваны ее бледность и слезы. Но на третий день Мария исчезает.

И вскоре слуха Кочубея Коснулась роковая весть: Она забыла стыд и честь, Она в объятиях злодея!

Тогда лишь только объяснилась душа преступницы младой, почему отвергала она женихов, пела слагаемые гетманом песни и любила конный строй.

Богат и знатен Кочубей Он может возмутить Полтаву, Он может мщением отца Постигнуть гордого злодея, Он может верною рукой Вонзить... но замысел иной Волнует сердце Кочубея.

В ту смутную пору «Россия молодая мужала с гением Петра»: шла война со шведами, «Украйна глухо волновалась». Молодые воины «народной чаяли войны», вокруг Мазепы мятежный раздавался крик: «Теперь бы грянуть нам войною на ненавистную Москву».

Но старость ходит осторожно И подозрительно глядит. Кто испытующим умом Проникнет бездну роковую Души коварной?

Хитро и ложно сердце Мазепы, и хоть на вид он добродушен, жалеет он о прошлых днях и «ни единой он обиды, с тех пор как жив, не забывал»:

Издавна умысел ужасный Взлелеял тайно злой старик В душе своей.

В былые времена дружны были Кочубей и Мазепа, и пред Кочубеем гетман скрытный раскрывал свою мятежную душу. Тогда сердце Кочубея было предано ему, но:
В горькой злобе свирепея, Теперь позыву одному Оно послушно; он голубит Едину мысль и день и ночь: Иль сам погибнет, иль погубит - Отмстит поруганную дочь.

Кочубей пишет донос «на мощного злодея предубежденному Петру» и отсылает его с казаком Искрой в Петербург царю. А в это время, грозы не чуя,

Мазепа козни продолжает. С ним полномочный езуит Мятеж народный учреждает И шаткий трон ему сулит.

Хитрой угрозой поднимает Мазепа на Москву Бахчисарай, Очаковского пашу, поляков и шведского короля Карла. А Петр считает Мазепу другом и, получив донос, как жертве, ласки расточает и обещает наказать доносчиков.

Донос оставя без вниманья, Сам царь Иуду утешал И злобу шумом наказанья Смирить надолго обещал!

Мазепа «в горести притворной к царю возносит глас покорный» и с кровожадными слезами требует казни Кочубея и Искры. Мария еще не ведает убийственную тайну:

Мария, бедная Мария, Не знаешь ты, какого змия Ласкаешь на груди своей.

Песнь вторая

Марии кажется, что Мазепа к ней охладел, и, чтобы рассеять ее ревность, он раскрывает ей свои планы:

Независимой державой Украйне быть уже пора: И знамя вольности кровавой Я подымаю на Петра.

Мазепа спрашивает, кто ей дороже: отец или супруг, кого б она принесла в жертву. Страшны для Марии такие слова, но она отвечает, что ради Мазепы пожертвовала бы всем. Он просит ее не забывать эти слова.

Петр отдал Кочубея во власть Мазепе. И вот в ночь перед казнью к закованному Кочубею приходит свирепый Орлик, чтобы под пытками узнать у него, где он спрятал все свои сокровища. Кочубей отвечает:

Три клада

Всей жизни были мне отрада. И первый клад мой честь была, Клад этот пытка отняла; Другой был клад невозвратимый Честь дочери моей любимой. Мазепа этот клад украл. Но сохранил я клад последний, Мой третий клад — святую месть.

Мазепу мучают угрызения совести — какой удар готовит он Марии, которая для него пожертвовала всем. Но пути назад уже нет:

Кому судьбою
Волненья жизни суждены, Тот стой один перед грозою, Не призывай к себе жены. Забылся я неосторожно: Теперь плачу безумства дань.

Мария находится в неведении о казни отца. Мать тайком пробирается к ней со слезною мольбой спасти отца. Они не успевают — свершилась казнь.

Топор блеснул с размаху, И отскочила голова. Всё поле охнуло. Другая Катится вслед за ней, мигая. Зарделась кровию трава...

Терзаясь страшной пустотой, возвращается Мазепа домой, но Марии нет.

И след ее существованья Пропал, как будто звук пустой.

Песнь третья

Мазепа объединяется с Карлом и идет на Москву. Страшен гнев царя — «гремит анафема в соборах». Семейства Искры и Кочубея осыпают и новой честью, и добром. Мчит царь дружины в Полтаву. В ночь перед боем Мазепа признается Орлику, что он ошибся в Карле — «не ему вести борьбу с самодержавным великаном», он слеп, упрям, нетерпелив, и легкомыслен, и кичлив. Примиренье с царем уже невозможно — давно мечтает Мазепа отомстить царю за унижение:
Однажды я с царем суровым Во ставке ночью пировал. Я слово смелое сказал. Смутились гости молодые -Царь, вспыхнув, чашу уронил И за усы мои седые Меня с угрозой ухватил.

Единственная надежда Мазепы — завтрашнее сражение.

Горит восток зарею новой. Уж на равнине, по холмам Грохочут пушки. Дым багровый Кругами всходит к небесам Навстречу утренним лучам. Полки ряды свои сомкнули. И грянул бой, Полтавский бой! В огне, под градом раскаленным, Стеной живою отраженным, Над падшим строем свежий строй Штыки смыкает. Тяжкой тучей Отряды конницы летучей, Браздами, саблями звуча, Сшибаясь, рубятся с плеча. Бросая груды тел на груду, Шары чугунные повсюду Меж ними прыгают, разят, Прах роют и в крови шипят. Швед, русский — колет, рубит, режет. Бой барабанный, клики, скрежет, Гром пушек, топот, ржанье, стон, И смерть и ад со всех сторон. Но близок, близок миг победы. Ура! мы ломим; гнутся шведы.
О славный час! о славный вид! Ещё напор — и враг бежит. И следом конница пустилась, Убийством тупятся мечи, И падшими вся степь покрылась, Как роем черной саранчи.

Сражение Карлом и Мазепой проиграно, король и гетман мчатся оба, поникнув головою, к границе. Волею случая пред ними хутор Кочубея. Смутен сон Мазепы, и ночью является ему Мария.

Он вздрогнул, как под топором... Пред ним с развитыми власами, Сверкая впалыми глазами, Вся в рубище, худа, бледна, Стоит, луной освещена... Речь Марии и правда, и безумие: Я принимала за другого Тебя, старик. Оставь меня. Твой взор насмешлив и ужасен. Ты безобразен. Он прекрасен: В его глазах блестит любовь, В его речах такая нега! Его усы белее снега, А на твоих засохла кровь!.. — Прошло сто лет — и что ж осталось От сильных, гордых сих мужей, Столь полных волею страстей? Их поколение миновалось — И с ним исчез кровавый след Усилий, бедствий и побед.

Забыт Мазепа, двух страдальцев прах мирно церковь приютила, молчат предания о дочери-преступнице. И только Петр

В гражданстве северной державы, В ее воинственной судьбе, Лишь ты воздвиг, герой Полтавы, Огромный памятник себе.

1
avatar
avatar
Спасибо , а так не хотелось читать полностью))