Война и мир ТОМ III краткое содержание.

ТОМ III

Часть 1


С конца 1811 г. началось усиленное вооружение и сосредоточение сил Западной Европы, и в 1812 г. миллионы этих людей двинулись к границам России, которая тоже сосредоточила свои силы. 12 июня силы Западной Европы перешли границу России, и началась война, т.е. «совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой породе событие». «Миллионы людей совершали друг против друга такое бесчисленное количество злодеяний, обманов, воровства, поджогов и убийств, которого в целые века не соберет летопись всех судов мира».

Каковы причины этого необычайного события? Историки твердо уверены, что причинами были властолюбие Наполеона, твердость Александра, ошибки дипломатов и т.д. Наполеону казалось, что причиной войны были интриги Англии, Англии казалось, что причиной было властолюбие Наполеона, старым солдатам и генералам казалось, что главной причиной была необходимость употребить их в дело. Сколько людей, столько и мнений —у всех своя точка зрения на причины войны. Но для нас, потомков, ясно, что всякая отдельная взятая причина или их группа ничтожна по сравнению с громадностью события — войны 1812 г. Нам понятно, что миллионы людей не будут убивать друг друга, потому что Наполеон властолюбив. «Миллиарды причин совпали, чтобы произвести то, что было. Ничто не было исключительной причиной события, а событие должно было, свершиться только потому, что оно должно было свершиться».

История фатальна, и глуп тот полководец, который считает, что от его военного гения может зависеть исход сражения. «Царь — есть раб истории». Наполеон очень высокого мнения о себе, о своих способностях и уверен, что «присутствие его на всех концах мира одинаково поражает и повергает людей в безумие самозабвения». В армии восторженно кричат «Виват!», при его появлении, ловят каждое слово. Польский полковник, чтобы доказать свою любовь к императору, переплывает со своими уланами холодную, быструю реку. 40 человек тонут, но, перебравшись, кричат «Виват!» и чувствуют себя счастливыми.

Русский император живет в Вильне, делая смотры и маневры. К войне абсолютно ничего не готово, нет общего плана действий, нет общего начальника над тремя армиями. На балу, устроенном в Польше в честь императора, присутствует и Борис Друбецкой — теперь богатый человек, далеко ушедший в почестях, уже не искавший покровительства.

Неожиданно царь получает известие о том, что французские войска, без объявления войны, вступили на территорию России, перейдя через реку Неман. Государь пишет Наполеону письмо, в котором просит его еще раз подумать над тем, а стоит ли начинать войну. Балашеву было приказано отвезти письмо. Но его 4 дня не допускают к французскому императору, и он вынужден жить в атмосфере скуки, уединения, сознания подвластности и ничтожества. Затем Балашев был привезен в Вильну, в тот дом, из которого 4 дня назад русский император, отправлял его к французам. Но теперь в этом доме живет Наполеон, ведь Вильна уже занята французскими войсками.

Балашев встречается с Наполеоном. Император входит в кабинет твердыми и решительными шагами. «Вся его потолстевшая, короткая фигура с широкими толстыми плечами и невольно выставленная вперед животом и грудью имела тот представительный, осанистый вид, который имеют в холе живущие сорокалетние люди». Видно, что Наполеон интересуется только собой. «Все, что было вне его, не имело для него значения, потому что все в мире, как ему казалось, зависело только от его воли».

В начале разговора Бонапарт заявляет о своем нежелании начинать войну, но затем он так увлекается своей «блистательной» речью, что уже не может ей управлять. «Вся цель его речи уже, очевидно, была в том, чтобы только возвысить себя и оскорбить Александра».

Наполеон приглашает Балашева на обед. Императору казалось, что «он окружен людьми, обожающими его. Он был убежден, что и Балашев после его обеда был его другом и обожателем».

Наполеон пишет свое последнее письмо к Александру. Война началась.

Князь Андрей ищет встречи с Анатолем Курагиным, для этого едет в Петербург, но Анатоль уже предупрежден Пьером, и, чтобы избежать встречи с князем, тотчас же получает назначение в Молдавскую армию. В Петербурге Болконский встречает Кутузова и вместе с его штабом едет в Турцию. Но и там он не находит Анатоля, который уже вернулся в Россию.

Князь Андрей ищет личной встречи с Курагиным для того, чтобы найти повод к дуэли. И сознание того, что оскорбление еще не вымещено, злоба не излита, отравляет его существование.

Теперь в голове князя нет мыслей о вечном и таинственном, он боится их. Его интересовали теперь самые ближние практические интересы. Из всех деятельностей военная служба была самая простая и знакомая ему, и он упорно и усердно начинает заниматься делами при штабе Кутузова. Узнав о предстоящей войне, князь просит у Кутузова перевода в Западную армию к Барклаю де Толли.

По пути князь Андрей заезжает в Лысые Горы. «Княжна Марья была все та же робкая, некрасивая стареющая девушка, в страхе и вечных нравственных страданиях, без пользы и радости проживающая лучшие годы своей жизни». Старый князь очень сближается с мамзель Бурьен, с дочерью же находится во враждебных отношениях.

Князь Андрей говорит, что княжна Марья ни в чем не виновата, причина же всех недоразумений — француженка. Старый князь выгоняет сына из своего кабинета.

Болконский, лаская сына, не находит в себе прежней нежности к нему. Сестра, перед отъездом брата на войну, говорит ему, что все беды человеку посланы богом, и поэтому нужно научиться прощать своих обидчиков. Но для князя то неприемлемо, он думает о той «радостной, злобной минуте», когда встретит Курагина.

Князь Андрей уезжает из дома, больше не поговорив с отцом. Он больше не видит связи в следующих друг за другом жизненных событиях.

Болконский приезжает на главную квартиру армии. Русская армия была разделена натрое: 1-я армия находилась под начальством Барклая де Толли, 2-я под начальством Багратиона, 3-я под начальством Тормасова. Государь находился при первой армии, но у него не было статуса главнокомандующего. Но это значило лишь то, что он распоряжался всеми тремя армиями. К тому же государь был окружен лицами без военных должностей при армии, которые оказывали на него большое влияние.

Князь Андрей увидел, что в военном мире существует 9 партий.

1-я партия — теоретики войны (Пфуль и его последователи). Они считали, что военные действия можно вести в соответствии с наукой войны, которая имела свои неизменные законы. Они требовали отступления армии вглубь страны по точным законам.

2-я партия — полная противоположность 1-ой (Багратион, Ермолов). Требовали свободы от всяких вперед составленных планов, считали, что нужно драться, бить неприятеля, не впускать его в Россию.

3-я партия — делатели сделок между обоими направлениями (придворные, например Аракчеев). Они говорили, что войска с таким гением, как Бонапарт, требует знания военной науки, но в то же время нужно прислушиваться и к людям практическим.

4-я партия — боящиеся Наполеона (великий князь, канцлер Румянцев). Считала, что Бонапарт принес нам срам и погибель, а потому нужно заключать мир, пока нас не выгнали из Петербурга.

5-я партия — приверженцы Барклая де Толли. Считали, что его нужно назначить главнокомандующим.

6-я партия — приверженцы Бенигсена.

7-я партия — обожающие государя. Видели в нем не только все добродетели, но все качества человеческие, настаивали на том, чтобы обожаемый государь сам вел бы свои войска, «которых одно это довело бы до высшего состояния воодушевления».

8-я партия — «Ловцу рублей, крестов, чинов». Искали только личных выгод, меняя свое мнение о ходе событий в зависимости от ситуации. Этот «рой трутнев» придавал большую запутанность и смутность общему делу.

9-я партия — люди старые, разумные, государственно-опытные. Считали, что присутствие государя с военным двором при армии только вредит делу, «парализуя пятьдесят тысяч войск, нужных для обеспечения его личное безопасности».
Представители этой партии пишут государю письмо, которое подписывает и Аракчеев с Балашевым. Они под благовидным предлогом просят императора оставить войско, предлог этот — необходимость государя ехать в Москву, чтобы личным воззванием воодушевить народ для защиты Отечества.

Приходит известие о новом движении Наполеона, могущем быть опасным для русской армии. Князь Андрей присутствует на невоенном совете, цель которого — уяснение государем некоторых вопросов. В князе больше всего возбуждал участие «озлобленный, решительный, бестолково-самоуверенный Пфуль». «Он один из всех присутствующих лиц ничего не желал для себя, ни к кому не питает вражду, а желал только одного — приведения плана, составленного по теории, выведенной им годами трудов». Он внушает уважение своей беспредельной преданностью идее. Но Болконский видит, что падение Пфуля близко, и испытывает к нему чувство жалости. Несмотря на свою самоуверенность, «он был жалок со своими приглаженными волосами на височках и торчавших на затылке кисточками».

На совете высказывают много разных теорий, и князь Андрей, слушая их, только утверждался в своих мыслях о том, что военной науки, военного гения нет и не может быть.

Какая может быть наука в деле, обстоятельства которого меняются каждую минуту, где все зависит от бесчисленных условий. Иногда человек с криком «Ура!» поведет за собой пятитысячный отряд и сомнет отряд в 30 тысяч, как под Шенграбеном, а иногда и 50 тысяч бегут перед восьмью, как под Аустерлицем.

Хорошему полководцу не нужен гений, а, наоборот, ему нужно отсутствие лучших человеческих качеств — любви, поэзии, нежности. «Он должен быть ограничен,твердо уверен в том, что-то, что он делает, очень важно (иначе у него не достанет терпения)». «Заслуга в успехе военного дела зависит не от полководца, а от того человека, который в рядах закричит: пропали или закричит ура. И только в этих рядах можно служить с уверенностью, что ты полезен!» Князь Андрей, поняв это, «навеки потерял себя в придворном мире, не попросил остаться при особе государя, а попросил позволения служить в армии».

Николай Ростов твердо решил жениться на Соне, и только начавшаяся кампания помешала ему в этом. Ростову так видится его будущая жизнь: «славная жена, дети, добрая стая гончих, хозяйство, соседи, служба по выборам».

Павлоградский Полк, в котором служит Ростов, был двинут в Польшу; у всех солдат «возбужденно-веселое настроение, которое сопутствует началу войны». «Унывать, беспокоиться, и интриговать могли в главной квартире, а в глубокой армии и не спрашивали себя, куда, зачем идут. Если жалели что отступают, то только потому, что надо было выходить из обжитой квартиры хорошенькой панны».

Николаю, командиру эскадрона, теперь всюду сопутствует молодой офицер Ильин. «Офицер этот, шестнадцатилетний мальчик, недавно поступивший в полк, был теперь в отношении Николая тем, чем был Николай в отношение к Денисову семь лет тому назад. Ильин старался во всем подражать Ростову и, как женщина, был влюблен в него». Офицеры, в том числе Ростов с Ильиным, ночуют в покинутой корчме, шутят, ухаживают за женой доктора Марьей Генриховой, которая «видя себя окруженной такой блестящей и учтивой молодежью, сияла счастьем». То и дело из корчмы слышится «беспричинный, веселый, детский хохот».
Ночью приходит вахмистр с приказанием выступать. Ростов едет на сражение, как на прогулку. Он совершенно не боится, т.к. знает, что, идя в дело, нельзя думать о предстоящей опасности. Николаю весело от звуков, выстрелов, как от веселой музыки.

Ростов видит, как французские драгуны преследуют наших улан, и понимает, что ежели сию минуту не ударить по французам, будет уже поздно. Николай без приказа начальства ведет свой эскадрон в атаку. «Ростов сам не знал, как и почему он это сделал. Все это он сделал, как он делал на охоте, не думая, не соображая». Эскадрон, преследуя неприятеля, и Ростов, не зная зачем, ударяет саблей по французу. Он видит его лицо — молодое, с дырочкой на подбородке и светлыми голубыми глазами — и все его оживление исчезает.

Этот геройский подвиг приносит Ростову Георгиевский крест и репутацию храбреца; но Николая охватывают сомнения. «Так они еще большего боятся. И разве я это делал для Отечества? И в чем он виноват со своей дырочкой и голубыми глазами? Он думал, что я убью его. За что ж мне убивать его? У меня рука дрогнула. А мне дали Георгиевский крест. Ничего, ничего не понимаю!»

Наташа болеет, и все семейство Ростовых живет в своем московском доме. Наташа тает на глазах, мало ест, мало спит и никогда не оживляется. Всю неделю она ходит в церковь, молится и чувствует возможность новой, чистой жизни и счастья. В воскресенье девушка идет на причастие и впервые после долгих месяцев «чувствует себя спокойной и не тяготящейся жизнью, которая предстояла ей».

В июле Ростовы едут в церковь. Наташа целиком отдается молитвам, молится за близких, князя Андрея, Анатоля и чувствует, как душа ее просветляется. Священник читает молитву о спасении России от вражеского нашествия. Наташа не все понимает, но «просит бога о том, чтобы он простил всех людей и дал бы им всем и ей спокойствия и счастья в жизни. И ей казалось, что бог слышит ее молитву».

С того дня, как Пьер, уезжая от Ростовых и вспоминая благодарный взгляд Наташи, смотрел на стоявшую в небе комету, вопрос о тщете и безумности всего земного перестает мучить его. «Ну и пускай такой-то обокрал государство и царя, а государство и царь воздают ему почести; а она улыбнулась мне и просила приехать, и я люблю ее, и никто никогда не узнает этого», — думал он».

В обществе Пьер по-прежнему ведет праздную и рассеянную жизнь, но чувствует, что долго так продолжаться не может. Он узнает о том, что в Апокалипсисе сказано, что придет «зверь в облике человеческом и число его будет 666, а предел ему будет положен числом 42». Если все французские буквы в алфавитном порядке обозначить цифрами (с 1 до 10, а дальше десятками — 10;20;30;40 и т.д.), то, написав по-французски «император Наполеон», подставив вместо букв цифры и сложив их, получим 666. Если написать по-французски же «сорок два» и также сложить сумму чисел, заменив на них буквы, то тоже получилось 666. В 1812 г. Наполеону исполнилось 42 года, выходит, что Антихрист — это Наполеон и конец ему наступит в 1812 году. На Пьера это производит огромное впечатление. Он пытается посчитать сумму чисел в собственном имени и фамилии, но не получает 666. Путем длительной подгонки ему все же удается — Пьер пишет на французском «русский Безухов», с нарушением грамматики подставляет артикль и получает искомый результат. Добившись того, чего хотел, он думает о своем предназначении, о том, что это совпадение неспроста, и именно ему предстоит каким-то образом стать освободителем мира от Антихриста, т.е. Наполеона.
Пьер едет к Ростовым и уже в передней слышит пение Наташи, которая поет впервые после своей болезни. Ростовы читают воззвание императора к народу, и Петя говорит родителям о своем намерении пойти на военную службу.

Наташа говорит Пьеру о своей признательности к нему, ласково смотрит на него, Безухов понимает, что любит Наташу, и решает больше не ездить к Ростовым.

В Москву приезжает государь, и собирается огромная толпа, чтобы посмотреть на него. Петя также отправляется в Кремль с намерением просить государя зачислить его в гусары. На площади такая давка, что мальчик падает в обморок. После обеда царь выходит на балкон. Он держит в руке бисквит, кусочек которого отламывается и падает вниз. Кучер ловит кусочек, некоторые из толпы бросаются к нему. Тогда государь выносит целую тарелку бисквитов и кидает их с балкона. Народ выхватывает друг у друга «царское угощение», Петя тоже бросается вперед, и, сбив с ног старушку, ловит бисквит. Вернувшись домой, мальчик заявляет, что он убежит, если его не пустят на войну.

Спустя три дня собирается большое Дворянское Собрание. Государь говорит об опасности, в которой находилось государство, и о надеждах, которые он возлагал на московское дворянство. Потом он переходит в зал купечества. «Как потом узнали, государь только что начал речь купцам, как слезы брызнули из его глаз, и он дрожащим голосом договорил ее». За государем бегут два богатых купца, оба плачут, один говорит: «И жизнь, и имущество возьми, ваше величество». Пьер тоже поддается общему порыву и, услышав, что один из графов жертвует полк, тут же объявляет, что отдает «тысячу человек и их содержание». Старик Ростов, приехав домой, соглашается на просьбу сына и сам едет записывать его в полк.

Часть 2

Общеизвестно, что причиной погибели войск Наполеона было, «с одной стороны, вступление их в позднее время без приготовления к зимнему походу вглубь России, а с другой стороны, характер, который приняла война от сожжения русских городов и возбуждения ненависти к врагу в русском народе». В исторических сочинениях одни говорят, что Наполеон с самого началу чувствовал опасность растяжения своей линии, что он искал сражения, и его маршалы советовали ему остановиться в Смоленске и т.д. Другие утверждают, что у русских с самого начала был план заманивания Наполеона вглубь России. На самом деле ничего не было. Завлечение Наполеона вглубь России «произошло не по чьему-нибудь плану, а произошло от сложнейшей игры, интриг, целей, желаний людей — участников войны, не угадавших того, что должно быть, и того, что было единственным спасением России. Все происходит нечаянно».

После отъезда князя Андрея старый Болконский обвиняет княжну Марью в том, что она виновата в его ссоре с сыном. Он неделю не видится с дочерью, но в то же время отдаляет от себя и мамзель Бурьен.

Князь Андрей пишет домой письмо, в котором просит у отца прощения за то, что произошло.

В Лысые Горы, находящиеся недалеко от Смоленска, приходят известия, что город скоро будет занят французами. Для выяснения положения дел старый князь посылает в Смоленск своего управляющего Алпатыча. В городе суматоха, стрельба, пушечная пальба, большинство жителей собирают вещи и уезжают. Алпатыч встречает князя Андрея, и тот в записке сообщает отцу, что Смоленск сдают, Лысые Горы будут заняты неприятелем через неделю, а потому нужно немедленно уезжать в Москву.

Наши войска оставляют Смоленск. Стоит страшная жара, оставшиеся на корню хлеба сгорели, скотина ревет от голода. Князь Андрей командует полком, «он предан делам своего полка, заботлив о своих людях и офицерах, ласков с ними. В полку Болконского очень любят, гордятся им, называют «наш князь». Князь Андрей добр и кроток с полковыми, которые не могли знать и понимать его прошедшего. Но как только он сталкивался с кем-нибудь из своих прежних, из штабных, он тотчас опять ощетинивался; делался злобен, насмешлив и презрителен». Все ему представлялось в мрачном свете. Болконский заезжает в Лысые Горы, видит заколоченный дом, запущенный сад. Князь уверен, что отец с сестрой уже в Москве, на самом деле они живут в Богучарово.

Болконский сталкивается с двумя девочками, которые тайком нарвали сливы с оранжерейных деревьев. При виде князя они пугаются и прячутся. «Новое, отрадное и успокоительное чувство охватило князя, когда он, глядя на этих девочек, понял существование других, совершенно чуждых ему и столь же законных человеческих интересов, как те, которые занимали его». Эти девочки, очевидно, страстно желали одного —унести и доесть эти зеленые сливы и не быть пойманными, и князь Андрей желал с ними вместе успеха их предприятию.

В то время, как страна воюет с Наполеоном, петербургская, салонная жизнь остается неизменной. Все также ведутся пустые, светские разговоры о действиях Наполеона. Кружок Анны Павловны настроен патриотически, это выражается в убеждении, что не надо ездить во французский театр. Кружок же Элен опровергает слухи о жестокости врага и утверждает, что Наполеон стремится к примирению. Князь Василий лавирует между двумя кружками, что путается и «говорит у Анны Павловны то, что надо бы говорить у Элен, и наоборот».

Лаврушка, слуга Ростова, напился пьяным и оставил барина без обеда, был высечен и отправлен в деревню за курами, где он увлекся мародерством и был взят в плен французами. Наполеон решает поговорить с ним. Лаврушка сразу понимает, кто перед ним, но нисколько не смущается, т.к. «не имеет ничего, чего бы Наполеон мог лишить его». На расспросы императора он врет все, что толковалось между деныциками, но на вопрос: победят русские Бонапарта или нет, — Лаврушка, неожиданно для всех отвечает: «Знаем, у вас есть Бонапарт, он всех в мире победил, ну да об нас другая статья». После окончания разговора Наполеон просит передать своему собеседнику, что с ним говорил сам французский император. Понимая, чего от него ждут, Лаврушка искусно демонстрирует ошеломление, за что и получает свободу.

Старый князь Болконский, несмотря на надвигающуюся опасность, остается в Лысых Горах, княжна Марья, вопреки гневным возражениям отца, решает остаться вместе с ним. Николеньку вместе с воспитателем отправляют в Москву. Со старым князем случается удар, и его перевозят в Богучарово. 3 недели он лежит в беспамятстве, надежды на исцеление нет. Княжна Марья с ужасом осознает, что со времени болезни отца в ней просыпаются все забытые личные желания и надежды. В ее воображении «носятся мысли о свободной жизни без вечного страха отца, мысли о возможности любви и семейного счастья». Старый князь постоянно хочет выразить и, наконец, со слезами на глазах он говорит дочери: «Спасибо тебе... дочь, дружочек... за все, за все... прости... спасибо... прости... спасибо!...» Вскоре после этого он умирает. Княжна Марья только сейчас осознает, до какой степени она любила отца. Княжна в отчаянии, она отключается от реальности, не смеет молиться, т.к. ощущает свою душевную мерзость (желала смерти отца).

В характере богучаровских крестьян сильна такая черта, как дикость, в их среде постоянно ходят слухи об антихристе, конце света и чистой воле, и теперь эти мысли соединяются со слухами о войне и Бонапарте.

Французы рассылают бумагу, в которой предлагают жителям остаться, обещают не причинить им никакого вреда. Богучаровские крестьяне решили остаться и не давать лошадей господам.

Ростов с Ильиным заезжают в Богучарово за сеном и узнают о бунте мужиков. Ростов встречается с княжной Марьей, которая смотрит на него «глубоким и лучистым взглядом. Николаю представляется что-то романтическое в этой встрече: «Беззащитная, убитая горем девушка, одна, оставшаяся на произвол грубых, бунтующих мужиков! И какая-то странная судьба натолкнула меня сюда!» Когда княжна дрожащим голосом рассказывает о недавних похоронах отца, у Николая стоят в глазах слезы.

Ростов в бешенстве от произвола мужиков. Он идет к ним и «не своим голосом» приказывает вязать старосту. Те покорно выполняют его требования и «через два часа подводы уже стояли на дворе богучаровского дома». Николай верхом провожает княжну и при прощание, целует ей руку. Лицо девушки сияет благодарностью и нежностью, она уверена, что у офицера высокая и благородная душа: его сочувствие, его добрые глаза убедили ее в этом. Княжна понимает, что любит Ростова, и «ей казалось счастье невозможным». На Николая девушка производит очень приятное впечатление, для себя он не мог желать жены лучше, чем княжна Марья. Но как же слово, данное Соне?
Кутузова назначают главнокомандующим армиями. Он вызывает князя Андрея к себе в штаб. Приехав, князь замечает, что Кутузов еще потолстел, обрюзг и оплыл жиром. «Но знакомые ему белый глаз, и рана, и выражение усталости в его лице и фигуре были те же». Узнав о смерти старого Болконского, Кутузов со слезами на глазах обнимает князя Андрея. К главнокомандующему подходит Денисов и рассказывает свой план предстоящей кампании. Князь Андрей понимает, что Кутузов «знал вперед все, что ему скажут, и слушал все это только потому, что надо прослушать, как надо прослушать поющийся молебен. <...> Очевидно было, что Кутузов презирал ум и знание, и даже патриотическое чувство, которое высказывал Денисов, но презирал не умом, не чувством, не знанием (потому что он и не старался выказывать их), а он презирал их чем-то другим. Он презирал их своей старостью, своей опытностью жизни».

Дежурный генерал подает светлейшему к подписи бумагу о взыскании с армейских начальников за скошенный зеленый овес. Кутузов отказывается подписывать бумагу: «Без этого нельзя. Дрова рубят — щепки летят». Главнокомандующий предлагает князю Андрею остаться при штабе, но то отказывается. Кутузов одобряет его выбор: «Ты прав, ты прав. Нам не сюда люди нужны. Советчиков всегда много, а людей нет.<...> Иди с богом своей дорогой. Я знаю, твоя дорога — это дорога чести». На вопрос князя: должно ли России будет принять сражение, — Кутузов отвечает: «Должно будет, если все этого захотят, нечего делать... А ведь, голубчик: нет сильнее тех двух воинов, терпение и время». Но Кутузов, почти плача, обещает: «Будут у меня лошадиное мясо есть!» «Как и отчего это случилось, князь Андрей не мог бы никак объяснить; но после этого свидания с Кутузовым он вернулся к своему полку, успокоенный насчет общего хода дел и насчет того, кому оно вверено было». Князь думает: «У него не будет ничего своего. Он ничего не придумает, ничего не предпримет, но он все выслушает, все запомнит, все поставит на свое место, ничему полезному не помешает, и ничего вредного не позволит. Он понимает, что есть что-то сильнее и значительнее его воли, — это неизбежный ход событий, и он умеет видеть их, умеет понимать их значение и ввиду этого значения, умеет отрекаться от участия в этих событиях, от своей личной воли, направленной на другое. А главное, почему веришь ему, это то, что он русский; это то, что голос его дрожал, когда он сказал: «До чего довели!», и что он захлюпал, говоря о том, что он «заставит их есть лошадиное мясо». «На этом же чувстве, которое более или менее смутно испытывали все, и основано было то единомыслие и общее одобрение, которое сопутствовало народному, противному придворным соображениям, избранию Кутузова в главнокомандующие». Неприятель все ближе приближается к Москве, но москвичи легкомысленно относятся к опасности. «Давно так не веселились в Москве, как в этот год». Растопчин выпускает афишки, в которых говорится, что французы «от капусты раздуются, от каши перелопаются, от щей задохнутся, что они все карлики и что их троих одна баба вилами закинет».

В салоне Жюли, как во многих салонах, принято говорить только по-русски, за французские слова же полагается штраф.

Многие покидают Москву, Пьер же живет в тревоге и нерешимости. Проходя по улице, Безухов видит экзекуцию французского повара, обвиненного в шпионстве; после наказания повар «плачет, сам сердясь на себя, как плачут взрослые сангвинические люди».

После увиденного Пьер твердо решает ехать в армию, так как не может больше оставаться в Москве. Пьер приезжает в Можайск и испытывает «чувство необходимости предпринять что-то и пожертвовать чем-то». Накануне приезда Пьера, 24-го числа, произошло сражение при Шевардинском редуте, а 26-го произошло Бородинское сражение. «Для чего было дано Бородинское сражение? Ни для французов, ни для русских оно не имело ни малейшего смысла. Результатом ближайшим было и должно было быть — для русских то, что мы приблизились к погибели Москвы (чего мы боялись больше всего в мире), а для французов то, что они приблизились к погибели всей армии (чего они тоже боялись больше всего в мире). Результат этот был тогда же совершенно очевиден, а между тем Наполеон дал, а Кутузов принял это сражение». «Бородинское сражение произошло совсем не так, как описывают его. Оно, вследствие потери Шавардинского редута, принято было русскими на открытой, почти не укрепленной местности с вдвое слабейшими силами против французов».

25-го числа Пьер выезжает из Можайска, видит раненых во вчерашнем сражении солдат. Все солдаты с наивным детским любопытством смотрят на белую шляпу и зеленый фрак Пьера. «Кавалеристы идут на сражение, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно! — думал Пьер». Безухову «казалось, что тут, в них, заключается разрешение занимавшего его вопроса».

Пьер поднимается на возвышенность, чтобы увидеть «позицию» наших войск накануне сражения. Но никакой позиции он так и не нашел: «везде было не поле сражений, которое он ожидал видеть, а поля, поляны, леса, дымы костров».
Безухов видит церковное шествие, поднимающееся из-под горы от Бородина. Несут икону Смоленской Божьей Матери. «За иконой, кругом ее, впереди, со всех сторон шли, бежали и кланялись в землю с обнаженными толпы военных». Икона останавливается, и начинается молебен. Все солдаты «жадно смотрят на икону». К молебну присоединяется и Кутузов; он «перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову». Но солдаты и ополченцы не обращают никакого внимания на присутствие высших чинов. После окончания молебна Кутузов первым подходит к иконе и кланяется ей, стоя на коленях, но из-за слабости долго не может встать. «Наконец он встал и с детски наивным вытягиванием губ приложился к иконе и опять поклонился, дотронувшись рукой до земли. Генералитет последовал его примеру; потом офицеры, и за ними, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь, с взволнованными лицами, полезли солдаты и ополченцы».

Пьер встречает Бориса Друбецкого. В начальствовании армии были две противоборствующие партии: партия Кутузова и партия Бенигсена, начальника штаба. Борис находился при последней партии, «и никто так, как он, не умел, воздавая раболепное уважение Кутузову, давать чувствовать, что старик плох и что все дело ведется Бенигсеном».

Бенигсен надеется, что Бородинское сражение «уничтожит» Кутузова и вся власть перейдет к нему. «Во всяком случае, за завтрашний день должны были быть розданы большие награды и выдвинуты вперед новые люди. И вследствие этого Борис находился в раздраженном оживлении весь этот день».

Бенигсен объезжает левый фланг и передвигает войска. Он не знает, что войска были так поставлены по приказанию главнокомандующего для того, чтобы быть незамеченными и вдруг ударить на неприятеля. О своем приказании Бенигсен Кутузову не сообщает.

Князь Андрей лежит в разломанном сарае и думает о том, что завтрашнее сражение будет самым страшным из тех, в которых он участвовал. Впервые он так серьезно думает о возможности своей смерти. Это представление освещает все холодным светом: он умрет, а все останется так, как прежде, как будто его и не было — «эти березы с их цветом и тенью, эти курчавые облака, этот дым костров». С этой точки зрения жизнь человека бессмысленна и нелепы все его личные интересы ( для князя Андрея ими были слова, общественное блага, любовь к женщине, отечества). К князю Андрею приходит Пьер, но князь не рад другу, т.к. тот напоминает ему о прошлом. Но постепенно разговор захватывает Болконского, и он высказывает свои сокровенные мысли. Князь уверен, что немцы, как, например Барклай де Толли, не должны командовать русскими войсками, т.к. они все хотят постичь умом. На самом же деле от позиций, распоряжений ничего не зависит, а все зависит «от того чувства, которое есть в каждом солдате». «Мы проиграли под Аустерлицем потому, что сказали себе очень рано, что мы проиграли сражение. А сказали мы это потому, что нам там незачем было драться. А завтра мы этого не скажем». Князь выражает уверенность, что, вопреки всей неразберихи в штабе, завтра мы выиграем сражение. После разговора с Болконским Пьер понимает весь смысл и значение этой войны и предстоящего сражения. «Он понял ту скрытую теплоту патриотизма, которая была во всех тех людях, которых он видел, и которая объясняла ему то, зачем все эти люди спокойно и как будто легкомысленно готовились к смерти».
Наполеону накануне Бородинского сражения приходит посылка из дома — портрет его сына, играющего в бильбоке земным шаром.

Бонапарт подписывает диспозицию предстоящего сражения, но ни один ее пункт не был, да и не мог быть выполнен. Наполеон смотрит на сражение, как на игру в шахматы, и не понимает, что от его воли ничего не зависит, т.к. ход мировых событий предопределен свыше.

На следующий день Пьер смотрит на поле сражения и восхищается красотой зрелища: блестящие штыки и пушки, дымы выстрелов, движение войск. Безухое смотрит на Кутузова и его свиту, и ему кажется, что они с тем же чувством смотрели на поле сражений. «На всех лицах светилась теперь та скрытая теплота чувства, которое Пьер замечал вчера и которое он понял совершенно после своего разговора с князем Андреем». Один из генералов, по приказанию Кутузова, едет к переправе, и Пьер скачет за ним с мыслями: «И я, и я». Вскоре Пьер теряет его из виду; вокруг летят снаряды, несут убитых и раненных, но Безухов ничего не замечает, с улыбкой оглядывается вокруг себя и боится кому-нибудь помешать. Знакомый адъютант приглашает Пьера на курган Раевского, и тот там остается. Курган был тем знаменитым местом, «вокруг которого были положены десятки тысяч людей и которое французы считали важнейшим пунктом позиции». Пьер же, видя «окопанное небольшими канавами место, на котором стояло и стреляло несколько пушек», не может подумать о значительности происходящего. Чувствуется, что все люди на батареи Раевского как бы составляют семью. Сначала они неодобрительно смотрят на невоенную фигуру. Но когда все убедились, что Пьер не делает ничего дурного, а смирно сидит на откосе вала или спокойно, как по бульвару, прохаживается под выстрелами, то «чувство недоброжелательного недоумения к нему переходит в ласковое и шутливое участие, которое солдаты имеют к своим животным: собакам, петухам, козлам и вообще животным, живущим при воинских командах». Солдаты мысленно принимают Пьера в свою семью и дают ему прозвище «наш барин».

Пьер даже не смотрит на поле сражения, все его внимание сосредоточено на семейном кружке людей, «отделенном ото всех других». Чем чаще на батарею попадают снаряды, чем больше становится убитых и раненных, тем «чаще и чаще, светлее и светлее вспыхивали на лицах этих людей (как бы в отпор совершающегося) молнии скрытого, разгорающегося огня». Пьер чувствует, как и в его душе разгорается этот огонь. Ситуация все ухудшается, Пьер идет за снарядами. Рядом падает ядро, ящик со снарядами взрывается, и Пьера сбивает с ног. Пьер, не помня себя от страха, вскакивает и бежит назад на батарею, «как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его». Батарея же уже тем временем занята французами. Но тут приходит подкрепление, и неприятель бежит. «Пьер вошел на курган, где он провел более часа времени, и из того семейного кружка, который принял его к себе, он не нашел никого». Все убиты. «Нет, теперь они оставят это, теперь они ужаснутся того, что они сделали!» — думал Пьер. Но сражение продолжается.

Наполеон наблюдает за сражением, отдает распоряжения, которые не могли быть и не были исполняемы. Солдаты во время сражения не подчиняются воле командования. Генералы Наполеона «несколько раз выводили в область огня стройные и огромные массы войск», и каждый раз они «возвращались оттуда расстроенными, испуганными толпами». Все начальники просят у Наполеона подкрепления, но тот не понимает этого требования, «ведь у них в руках половина армии, направленной на слабое, неукрепленное крыло русских». Все французы чувствуют, что сражение проиграно, но Наполеон не понимает, почему так происходит: ведь войска, генералы все те же, та же диспозиция, он сам был тот же; «но страшный размах руки падал волшебно-бессильно». «Наполеон испытывал тяжелое чувство, подобное тому, которое испытывает всегда счастливый игрок, безумно кидавший свои деньги, всегда выигрывавший и вдруг, именно тогда, когда он рассчитал все случайности игры, чувствующий, что чем более обдуманный его ход, тем вернее он проигрывает».

Кутузов же никаких распоряжений не делает, а только соглашается или не соглашается на то, что ему предлагают. Он понимает, что один человек не может руководить сотнями тысяч людей и что исход сражения решает дух войска, за которым он и следит. Так, узнав о том, что в плен взят один из французских генералов, Кутузов посылает адъютанта проехать по войскам с этим известием.

Барклай де Толли, взвесив все обстоятельства, решает, что сражение русскими проиграно, и посылает к Кутузову с этим известием своего любимца. Кутузов отвечает посланнику: «Как смеете вы, милостивый государь, говорить это МНЕ. Вы ничего не знаете», «неприятель побежден, и завтра погоним его из священной земли русской, — сказал Кутузов, крестясь; и вдруг всхлипнул от наступивших слез». Главнокомандующий называет своим героем Раевского, который весь день провел на главном пункте Бородинского поля, и принес известие о том, что французы отбиты. Кутузов приказывает объявить войскам, что завтра мы атакуем. «Измученные, колеблющиеся люди утешались и ободрялись» этим известием, т.к. в их душе лежит тоже чувство, что и в душе главнокомандующего.

Полк князя Андрея находится в резервах и стоит в бездействии под сильным огнем неприятеля. Не сходя с места и не выпустив ни одного снаряда, полк потерял здесь половину своих людей. Рядом с князем Андреем падает граната. «Неужели это смерть? — подумал князь Андрей, совершенно новым, завистливым Взглядом глядя на траву, на полынь и на струйку дыма, вьющуюся от вертящегося черного мячика. — Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, земля, воздух...» Но князь знает, что на него смотрят, и потому не ложится на землю; и его тяжело ранит в живот. Болконского относят на перевязочный пункт, и он думает: «Отчего мне так жалко было расставаться с жизнью? Что-то было в этой жизни, чего я не понимал и не понимаю». Князю делают операцию, после которой он чувствует блаженство. Он вспоминает все счастливые минуты своей жизни, в особенности дальнее детство, когда его раздевали и клали в кроватку, когда няня, убаюкивая, пела ему — это было то время, когда он чувствовал себя счастливым одним сознанием жизни. Князь слышит рядом рыдания раненого, которому отрезали ногу, и ему самому хочется плакать. Болконский узнает в рыдающем человеке Анатоля Курагина. Князь вспоминает Наташу на бале, с тонкой шеей, счастливым лицом, и любовь и нежность к девушке еще сильнее просыпается в его душе. Князь Андрей вспоминает ту связь, которая существовала между ним и Анатолем, и «восторженная жалость и любовь к этому человеку наполнили его счастливое сердце». Князь «плачет нежными, любовными слезами над людьми, над собой и над их и своими заблуждениями». «Сострадание, любовь к братьям, к любящим, любовь к ненавидящим нас — да, та любовь, которую проповедовал бог на земле, которой меня учила княжна Марья и которой я не понимал; вот отчего мне жалко было жизни, вот оно то, что еще оставалось мне, ежели бы я был жив. Но теперь уже поздно. Я знаю это!»

Наполеон, против своего обыкновения, не стал рассматривать убитых и раненых и поспешно уехал с поля сражения. Он считает, что только он виноват в том, что сражение проиграно, что погибли тысячи людей.

«Он воображал себе, что по его воле произошла война с Россией, и ужас совершившегося не поражал его душу, Он смело принимал на себя всю ответственность события, и его помраченный ум видел оправдание в том, что в числе сотен тысяч погибших людей было меньше французов, чем гессенцев и баварцев».

«Над всем полем, прежде столь весело-красивым, с его блестками штыков и дымами в утреннем солнце, стояла теперь мгла сырости и дыма и пахло странной кислотой селитры и крови». Солдаты той и другой стороны измучены, их мучает вопрос: «Зачем, для кого мне убивать и быть убитому?» Но какая-то таинственная сила продолжает руководить им, и сражение не прекращается. Казалось бы, не хватает маленького усилия, чтобы одна из армий была разбита, но ни русские, ни французы не делают этого усилия. Французская армия испытала чувство ужаса перед противником, «который, потеряв половину своего войска, стоял так же грозно в конце, как и в начале сражения». Русскими была одержана нравственная победа, французы почувствовали наше превосходство.

«Прямым следствием Бородинского сражения было беспричинное бегство Наполеона из Москвы, погибель пятисоттысячного нашествия и погибель наполеоновской Франции, на которую в первый раз под Бородином была наложена рука сильнейшего духом противника».

Часть З

В вечер 26-го августа Кутузов и вся русская армия были уверены в том, что враг побежден. Кутузов приказал готовиться на новый бой, но потом выясняется, что потери очень велики и новое сражение просто физически невозможно дать. Сила вещей требовала того, чтобы наши войска «отступили еще на один, на последний переход и отдали Москву неприятелю».

Главнокомандующий ужасается мысли о том приказании, которое он должен был дать, но он понимает, что это необходимо. Военный совет проходит в просторной избе Андрея Севастьянова. Вся крестьянская семья ушла из избы на время совета, а на печи остается только шестилетняя внучка Андрея, Малаша, «которой светлейший, приласкав ее, дал за чаем кусок сахара». Идут прения, Бенигсен считает, что нужно давать сражение. Но он не понимает того, что этот военный совет не мог изменить хода дел и что Москва уже теперь оставлена. Малаша не понимала значения этого совета, ей казалось, что дело было только в личной борьбе между «дедушкой», как она называла Кутузова, и «длиннополым», как она называла Бенигсена. Во время одного из перерывов в прениях Кутузов отдает приказ к отступлению.

Все русские люди понимают необходимость отступления, а потому жители покидают Москву. Граф Растопчин же не осознает всего значения совершающегося события, а хочет только удивить кого-то, совершить что-то патриотически геройское. Так, в своих афишках он убеждает жителей, что бежать из Москвы позорно, говорит, что будет собирать ополчение.

Элен возвращается вместе с двором из Вильно в Петербург, где оказывается в несколько затруднительном положении. Дело в том, что она пользовалась покровительством вельможи, занимавшего одну из самых видных должностей в государстве, в Вильне сблизилась с одним молодым иностранным принцем. Теперь они оба оказались в Петербурге, и оба предъявляли свои права. Элен выпуталась очень просто: она не стала ни оправдываться, ни хитрить, а пошла напролом, заявив на первые же упреки вельможи, что никто не имеет права требовать от нее отчета в ее привязанностях, а конце добавляет: «Женитесь на мне», хотя понимает, что это невозможно. Элен переходит в католичество и прекрасно понимает, что цель католиков — «выжать из нее побольше денег». Потому, прежде чем давать деньги, она ставит условие — освободить ее от мужа. Элен пытается нажать и на своего второго любовника, сообщив ему то же самое, что и первому: единственный способ обрести на нее права — жениться на ней. И это подействовало. «Ежели бы заметны были хоть малейшие признаки колебания, стыда в самой Элен, то дело ее было бы проиграно; но не только не было этих признаков стыда, но, напротив, она с простотою и добродушной наивностью рассказывала всему Петербургу, что ей сделал предложение и принц, и вельможа, и что она любит обоих и боится огорчить и того и другого». По Петербургу распространяются слухи о том, кто из двух претендентов на руку Элен лучше, т.е. вопрос о муже и разводе в общественном сознании уже не стоит — расчет Элен оказался верным. Она пишет письмо Пьеру, в котором просит дать согласие на развод.

После Бородинского сражения в голове Пьера полный сумбур, ему нужно разобраться во всех мучающих его вопросах. Ночью трое солдат угощают Пьера «кавардачком», отводят его в Можайск, т.к. Безухов не может сам найти дорогу. Пьер находит свой постоялый двор, и солдаты прощаются с ним: «Ну, прощавай! Петр Кириллович, кажись? Прощавай, Петр Кириллович!». Ночью Пьер много размышляет. Все солдаты в представлении Пьера — «они». Это те, которые были на батарее, и те, которые кормили его, и те, которые молились на икону. Они не поддаются страху, всегда тверды и спокойны. «Простота есть покорность богу. И они просты. Они не говорят, но делают». Безухов просыпается с мыслью, что для достижения этой простоты нужно научиться «сопрягать мысли», но как это сделать, он не знает.

Безухов приезжает в Москву, и сразу на него наваливается куча разных проблем: визиты людей по каким-то вопросам, мысли о солдатах, о князе Андрее, о сражении и др. Пьер уходит рано утром, и, несмотря на все поиски, никто не знает о его местонахождении.

Семейство Ростовых готовится к отъезду из Москвы. Приезжает Петя, которого граф, для успокоения жены, перевел из полка Оболенского в полк Безухова. Наташа теперь совершенно здорова, весела. В город привозят очень много раненых, которым негде остановиться. Наташа, не спрося разрешения родителей, приглашает раненых в свой дом. Во флигель дома Ростовых внесли князя Андрея, но девушка не знает об этом. Наташа с большим воодушевлением принимается за упаковку вещей, дело спорится в ее руках.

Наступает последний день Москвы. У Ростовых тридцать подвод для вывоза вещей, а это огромное богатство, т.к. в городе остается очень много раненых офицеров, которым не на чем выехать. К графу приходят денщики от раненых офицеров, притаскиваются сами раненые и умоляют дать им подводы. Граф не может им отказать, но графиня не дает согласия, ведь если не вывезти ценные вещи, дети останутся без состояния. К Ростовым заходит Берг и говорит, что присмотрел в соседнем доме «шифоньерочку и туалет», которые продают за бесценок, и просит тестя дать ему мужика для выноса мебели. Граф прогоняет Берга к черту. Граф очень расстроен размолвкой с графиней, и Наташа узнает причину размолвки: графиня не разрешает отдать подводы раненым. Наташа в ужасе: «по-моему, это такая гадость, такая мерзость... Разве мы немцы какие-нибудь?» Наташа вбегает к матери и говорит, что гадко было бы не помочь раненым. Графиня пристыжена, говорит, что не будет никому мешать, и граф, со слезами на глазах, обнимает ее. Почти все подводы отданы раненым, и они выползают из своих комнат с радостными бледными лицами.

Все подводы отправляются в путь; впереди всех едет коляска князя Андрея, но Наташа не знает об этом. Ростовы встречают Пьера, который не похож сам на себя, он говорит, что остается в Москве. Пьер, со времени своего исчезновения, жил в квартире покойного Баздеева (масона, который ввел его в ложу). Он просит слугу достать для него крестьянское платье и пистолет.

Кутузов отдает приказ об отступлении через Москву на Рязанскую дорогу. Наполеон с Поклонной горы смотрит на столицу, свершилось его давнее желание, казавшееся ему невозможным. «Вот она, эта столица, у моих ног, ожидая судьбы своей... Одно мое слово, одно движение моей руки, и она погибла. Но я пощажу ее. С высот Кремля я дам им законы справедливости, я покажу им значение истинной цивилизации, я заставлю поколения бояр с любовью поминать имя своего завоевателя». Наполеон ждет бояр и готовит речь, полную достоинства и величия. Не дождавшись депутации, Наполеон подает знак, и войска вступают в город. Москва пуста, она подобна обезматочившемуся улью, в котором нет жизни: кое-где, среди мертвых пчел, ползают пчелы полуживые, запах меда сливается с запахом пустоты и гнли. Наполеон не может поверить, что Москва пуста: «Не удалась развязка театрального представления».

Графу Растопчину было поручено вывезти из Москвы все казенное. Граф же ничего не предпринял для выполнения этого приказания, а только волновал народ мыслями о собирающемся ополчении. Он так свыкся с героической ролью руководителя народного чувства, что известие о необходимости оставить Москву застало его врасплох. Граф не вывез из столицы ничего ценного, вовремя не сообщил народу, что город оставляется. Но Растопчин считает, что он ни в чем не виноват, а виноваты какие-то «мерзавцы и изменники».

Нород бунтует, собирается у дома графа, ведь Растопчин обещал их вооружить и повести на французов. Теперь народ узнал, что город всеми оставлен, а они никому не нужны и всеми забыты. Растопчин понимает, что народу, для излияния гнева, нужна жертва, и приказывает вывести на крыльцо политического преступника Верещагина. Граф объявляет толпе, что Верещагин — «тот самый мерзавец, от которого погибла Москва», и предлагает народу своим судом расправиться с ним. Верещагин робко говорит Растопчину: «Граф, один бог над нами». Граф приказывает солдатам рубить «изменника», и народ довершает начатое. Толпа, увидев окровавленный труп, не может поверить, что сама это сделала. Растопчин раскаивается в содеянном, понимает, что «кровавый след этого воспоминания никогда не заживет, но что, напротив, чем дальше, тем злее, мучительнее будет жить до конца жизни это страшное воспоминание в его сердце».

Французы вступили в Москву еще в стройном порядке. Это было измученное, но еще боевое и грозное войско. Но как только солдаты разошлись по пустым богатым домам, войско перестало существовать, а образовалась толпа мародеров. Цель каждого из этих людей при выходе из Москвы не состояла, как прежде, в том, чтобы завоевать, а только в том, чтобы удержать награбленное.

Москва все дальше и дальше всасывала в себя неприятеля; «уничтожилось войско, и уничтожился обильный город, и сделалась грязь, сделались пожары и мародерство».

Пьер живет в Москве в состоянии, близком к помешательству. Его преследует мысль о том, что он должен выполнить свое предназначение: скрывая свое имя, остаться в Москве, встретить Наполеона и убить его.

В квартиру, где живет Пьер, приходят французы, и сумасшедший брат Баздеева пытается застрелить одного из них. Безухов сдерживает его и просит французского офицера не взыскивать с безумного человека. Офицер благодарит Пьера за спасение его жизни, предлагает свою дружбу. Добродушие и благородство француза сразу располагают к себе Пьера, Они вместе ужинают, и Безухов, под влиянием вина и откровенности французского офицера, рассказывает о своей любви к Наташе, которую он любит с самых юных лет. Ночью новоиспеченные друзья выходят на улицу, и Пьер, глядя на звездное небо, на комету, испытывает радостное умиление: «Ну, вот как хорошо! Ну, чего еще надо?! И вдруг, когда он вспомнил свое намерение, голова его закружилась, с ним сделалось дурно, так что он прислонился к забору, чтобы не упасть».

Москва горит.

Ростовы на ночь останавливаются в Мытищах. Соня сообщает Наташе о том, что рядом находится раненый князь Андрей. Наташа с самого утра находится в состоянии столбняка, ничего не замечает вокруг. Ночью, когда все засыпают, девушка прибегает в избу, в которой лежал князь. Болконский восторженно смотрит на Наташу, «его блестящие глаза, а в особенности нежная детская шея, давали ему особый, невинный ребяческий вид, которого Наташа никогда не видела в князе Андрее». Девушка становится на колени перед кроватью, князь улыбается и протягивает ей руку.

Прошла неделя с момента ранения князя, и почти все это время он находился в беспамятстве. Первый раз придя в себя, князь просит Евангелие. Душа его находится в непрерывной работе. Болконскому открывается счастье божественной любви — только ею можно любить своего врага. Князь понимает, что из всех людей никого больше он так не любил и ненавидел, как Наташу. Теперь князь Андрей понял всю жестокость своего отказа. «Если бы мне было возможно только еще один раз увидеть ее. Один раз, глядя в эти глаза, сказать...» Князь приходит в себя, видит перед собой Наташу и тихо радуется. Девушка просит у него прощения, а князь говорит: «Я люблю тебя больше, лучше, чем прежде».

С этого дня во время всех стоянок Наташа не отходила от князя Андрея и ухаживала за ним.

Утром Пьер одевает крестьянское платье и выходит на улицу, чтобы убить Наполеона. Он ничего не видит и не слышит вокруг себя, боится, что потеряет решимость и не сможет совершить задуманного. Неожиданно Пьер слышит отчаянный плач женщины, которая просит спасти из огня ее дочь. Дворовая девка показывает Безухову дорогу к горящему дому. «Пьер вдруг при виде этого пожара почувствовал себя освобожденным от тяготивших его мыслей. Он чувствовал себя молодым, веселым, ловким и решительным». Пьер находит девочку под скамейкой, но, вернувшись на прежнее место не находит ее семьи. Безухов видит прекрасную молодую армянку; «видимо, она знала свою красоту и боялась за нее». Французский солдат срывает с ее шеи ожерелье, девушка пронзительно кричит. Пьер в бешенстве бросается на француза и бьет его кулаками. Пьера связывают, спрашивают его имя, на что Безухов отвечает: «Я не скажу вам, кто я. Я — ваш пленный. Уводите меня». Из всех задержанных в этот день людей Пьер показался французам самым подозрительным, и его под строгим караулом помещают на ночлег отдельно от остальных.

0
avatar