Качающаяся скала

Однажды, путешествуя по Америке в обществе нескольких утомленных излишествами молодых людей, я, наскучив их обществом, покинул компанию на одной из станций и направился самостоятельно в область Лилианы. Мой путь, который я совершал верхом на прекрасной арабской лошади, лежал через долину Санта-Мара, окаймленную высокими и широкими утесами. Мой проводник объявил, что в долине ночевать опасно ввиду свирепствующей здесь лихорадки, и предложил взобраться на первую окрестную возвышенность.

Надо сказать, что в этих местах не редкость встретить так называемую «качающуюся скалу» — весьма любопытное явление, суть которого в том, что отдельный огромный кусок скалы в незапамятные времена получает устойчивость равновесия. Он обыкновенно стоит на каменной площадке, узким концом вниз, и, если его раскачивать, он, подобно ваньке-встаньке, принимает первоначальное положение. Такие скалы весят иногда тысячи тонн, но послушны движению руки человека средней силы. Такая скала упасть не может, если, конечно, ее не взорвут динамитом.

На возвышенности, где мы развели костер, находилась именно такая скала вышиной приблизительно с четырехэтажный дом. Любопытства ради я нажал на нее плечом, она шатнулась на своем узком основании, наклонилась и выпрямилась.

Мы развели огонь невдалеке от нее. Мой проводник Исса завернулся в одеяло и, подперев голову рукой, лежа курил. Я размышлял о дальнейшем пути. Мы молчали.
Вдруг, посмотрев в сторону скалы, я заметил человеческую тень, весьма длинную от восходящей луны. Тень эта, двигаясь неровными скачками, слилась с мрачной тенью скалы. Человека я не видел: его фигура терялась в переливчатой пестроте каменного хаоса, окружавшего нас.

— Там человек! — сказал я Иссе. Он приподнялся, посмотрел и усмехнулся.

— Я знаю, кто это, — сказал проводник. — Смотрите, что он будет делать.

Скала, толкавшаяся невидимыми руками, начала раскачиваться беззвучно, как в сновидении. Огромный массив ее, медленно чертя дугу за дугой по звездному небу, то, казалось, валился на нас, то откидывался назад, освобождая пространство. Размахи становились все упорнее и длиннее; скала то приникала почти к самой земле, то вставала во весь свой рост, как бы наскучив беспрестанным издевательством крошечного существа— человека — над своей огромной и мертвой сущностью. Так продолжалось минут пятнадцать. Наконец, размахи скалы уменьшились, замедлились, сократились и камень стал неподвижным. Из-за него донеслись рыдания — тихие, скорбные рыдания невыразимой муки. Раздались удаляющиеся шаги, и все стихло.

— Три года назад, — сказал Исса, — этот человек, который пытался сейчас повалить скалу, был, как и я, проводником одного охотника-миллиардера.

Тот заинтересовался этой скалой. Он пытался столкнуть ее, но скоро убедился в ее устойчивости. «Послушай, — сказал он проводнику, — три миллиона, если столкнешь камень». А вы видели, как легко качается эта скала, но она не падает и упасть не может.

У проводника была большая семья, и они жили в нужде, поэтому он взялся столкнуть скалу и помешался на этом. Вот уж три года, как этот несчастный живет в этих местах, одичав и терзаясь. Каждый день качает он этот проклятый камень — камень так соблазнительно послушен толчкам, — но он не падает, он только качается.

— Да, — сказал я, — много есть странных вещей в горах. (468 слов)

По А. Грину

0
avatar